Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
Помочь проекту

Анна Каретникова о ситуации с коронавирусом в московских СИЗО

На КПП Матроски сегодня было непривычно... большая очередь, но не из следователей и адвокатов. Люди с большими сумками, но не родственники на свидания. Заходили в СИЗО, чтоб остаться там запертыми на две недели сотрудники, переходящие на казарменный режим. Заходили инспектора и врачи, гражданские и вольнонаемные, и начальник столовой, что будет их кормить, заходили мужчины и женщины, попрощавшиеся со своими женами, мужьями, детьми, родителями... Две недели они отсюда не выйдут. Даже за сигаретами.


Спасибо им. Две недели они смогут узнавать о здоровье близких лишь во внерабочее время по телефону. Это - казарменное положение. Для людей в погонах и без погон. Что ж, не зря говорят, что судьбы арестантов и сотрудников в чем-то схожи. Мне всё вспоминается тот взрослый сотрудник, сказавший молодому арестанту: а будешь шалить - и все двадцать лет проведешь здесь, как я. Ой, Алиса дорогая, двадцать лет... как я... это как же так -  двадцать лет... ведь не поверишь...
А Алиса тут провела всего-то без малого почти двенадцать.


Ну вот. Две недели они будут спасать, лечить, помогать, защищать, обеспечивать бесперебойную работу "схлопнувшихся" изоляторов. Цель акции - минимизировать угрозу заражения, если не выйдет - растянуть распространение вируса по  времени, чтоб каждый заболевший получил своевременную помощь. Если всё пойдет нормально, у  нас хватит для этого оборудования.  Не смолкает телефон в кабинете главного врача больницы. У нас есть это. У нас есть то. И вот это уже на подходе. Даст бог,  мы прорвемся!


Заходят, заходят через КПП люди с большими сумками. Могли бы, наверное, сказаться больными. У кого-то маленькие дети, а кто-то уже сам немолод. Но я вижу здесь лучших, тех, кому привыкла верить и доверять. Те, кто точно идет не нарушать права человека, а решать проблемы, спасать и помогать. Это не было как-то драматично, было даже и радостное чуточку оживление, разбавляющее нервяк и напряжение,  чем-то напоминало отъезд в санаторий на автобусе или в турпоход на электричке. Кто-то шутил, кто-то звал меня  с собой, кто-то пытался от полноты чувств обнять - вежливо отпрыгнула в сторону. Время  уклоняться от объятий. (с)


...Молодые инспектора в больничном корпусе, юноши и девушки, они сегодня просто поразили организованностью, собранностью, без моих ругательств и поучений они просто делали ВСЁ ТО, что они должны делать. Может, общая беда  придала серьезности. Желай я докопаться в этот сложный день (я не желала) - мне было бы сложно докопаться. Я не знаю - я это наконец на них так повлияла, или начальник учреждения, или действительно общая проблема сплотила всех, но они были выше похвал на сегодняшнем  больничном обходе. Они практически не делали ошибок.


- Два метра, прошу не приближаться к нам более, чем  на  два метра. Мы вас слышим.
Смотрим на  них  и друг на  друга, люди в  масках и  перчатках. Пытаемся помочь. Отвечаем на вопросы.

И сотрудников тоже. - Алиса, а почему у метро росгвардейцы  без  масок  таджиков  шмонают? Они что - бессмертные? Зараза к ним не липнет?


Да черт с  ними... Давайте, отвечаем  за себя. Сегодня лучшие - мы. От нас  всё зависит.


В камерах тоже, кстати, особой паники нет.  Кто-то к окулисту хочет, кто-то - ксерокопию паспорта жене отправить наконец. Чуть печалятся о посылках и  передачах, но верят в Интернет так называемый магазин. А, Интернет-магазин! И так в Матроске не самый благополучный. Говорят, с сотрудниками заперлось на карантин целых пять продавцов. Такими силами - точно победим!

...А бюджетная еда тоже сегодня была  хороша. Арестанты говорят о ней наперебой. Гороховый суп, гуляш с гречкой. Шутят: не  уходите! вдруг  и  ужин будет такой же классный! ...Библиотечные книги разносить будет воспитатель. Библиотекарь у нас  слишком пожилой, ему нельзя оставаться  внутри схлопнувшегося домика.


Врача... врача надо бы позвать.  Я очень надеюсь,  что  больница Матроски  поможет общаку. Ведь осталось же внутри  запертыми - я  верно поняла? - более тридцати медработников. Я уверена, уже завтра помощь  придет.

- Нас  может не быть некоторое время, - повторяю арестантам в поверивших нам  камерах. - Но вы же потом  придете? И нас  оставят в хозотряде? Нас отправят на операцию? Нам, строителям, дадут хорошие характеристики?
Да, всё это будет, но чуть позже. Мы  прорвемся, мы выживем, мы победим! Всё еще будет, всё обязательно будет. Мы все будем свободными, выздоровевшими, живыми!


А я не устану  повторять: в такую серьезную пору для  всего народа надо хоть людей с малозначительными инкриминируемыми преступлениями надо отпустить домой, больных, пожилых,  не опасных для  общества. Мы  ждем  этого: ведь это не во власти ФСИН России.  Верим, ждем.


Я  выходила, сотрудники заходили. С  сумками, с  улыбками, с  шутками-прибаутками,  с тревогой на лицах, договаривая  с  близкими по телефону. Кто-то опять попытался  меня  обнять, я отскочила, я прижала руки в перчатках к лицу в маске.

Время уклоняться от объятий. Но  время быть рядом. И  быть на посту. Спасибо  вам, люди!


Анна Каретникова  
опубликовано с личной страницы Facebookскачать dle 12.0
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Оставить комментарий
  • Лента
  • Популярное
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Одноклассники